Зигзаги памяти. Воспоминания. Дневниковые записи

Самуил Борисович Бернштейн

 

1956

 

 

23 января. Закончил подведение итогов работы за истекший год. Определил задачи нового года. Они значительны и потребуют напряжения всех сил. Главное внимание нужно уделить сравнительной грамматике. Работа затянулась по разным причинам. По решению дирекции книга попала в список тех трудов, которые должны быть изданы к очередному съезду славистов, т. е. к осени 1958 г. Об этом недавно была публикация в «Вечерней Москве». В списке работ мой «Очерк» стоял на первом месте [1]. Сейчас под руководством одной преподавательницы английского языка шлифую свое варварское английское произношение. Над его искажением поработали многие преподаватели. Сегодня по поручению Отделения литературы и языка АН СССР написал представление о Лер-Сплавинском. Его хотят выбрать в иностранные члены-корреспонденты нашей Академии [2]. В данный момент много времени отдаю болгарско-русскому словарю. В ближайшие дни закончу составление буквы Г. Написал для дирекции Института «Отчет о диалектологической поездке в Родопы и Пиринскую Македонию осенью 1955 г.» Кроме того, написал отзыв о докторской диссертации В. Г. Орловой [3], отзыв кислый. Ее кандидатская диссертация о сонанте в была значительно ярче [4]. Написал еще отзыв о книге Ю. С. Маслова «Очерк грамматики болгарского языка» [5]. Книга хорошая. Начал читать рукопись В. В. Бородич «Болгарский язык». Дам, кажется, отрицательный отзыв [6]. Слишком много отдаю сил и времени написанию различных отзывов, но что делать? Работа очень важная.

 

 

3 февраля. Медленно, но верно продвигается дело о совместной работе с болгарскими диалектологами над болгарским диалектологическим атласом. Над этим основательно потрудился президент Болгарской Академии наук Т. Павлов. По его представлению решение о совместной работе было принято болгарским Народным Собранием [7]. Из Софии получено официальное приглашение. И у нас теперь к этой совместной работе все инстанции изменили отношение. Прежде со мной по этому вопросу разговаривали сквозь зубы, небрежно. Теперь говорят с милой улыбкой, торопят. Еще недавно все мои сотрудники не верили в реальность совместной работы над атласом болгарских говоров. Но мечты превращаются в реальность! Боюсь только, что на этот год дадут денег меньше, нежели я запросил. Я планировал от нашей страны участие 20 болгаристов на два месяца. Говорят, что пошлют только семь человек. Началась подготовка к четвертому конгрессу славистов, который состоится в Москве осенью 1958 г. [8] Президиум АН СССР утвердил состав Комитета по подготовке конгресса [9], на который возложена вся работа. Боюсь, что на меня взвалят много всякой работы, так как в состав Комитета вошло много вельмож, которые умеют только командовать.

 

 

15 февраля. Пришел из Софии четвертый номер за 1955 г. журнала «Български език». В нем среди других статей опубликована моя статья о принципах картографирования

 

 

213

 

болгарских народных говоров [10]. Статья представляет текст моего доклада, который я читал в прошлом году в Софии. В том же номере напечатана заметка С. Стойкова о моем прошлогоднем пребывании в Болгарии [11]. Вчера на Отделении исторических наук выступил с отчетом о нашей поездке в Болгарию. Должен был делать доклад я, так как был руководителем группы. Много задавали вопросов. Отчет прошел успешно. Председатель выразил мне благодарность.

 

 

26 февраля. Кончается второй месяц года, а итоги слабые. Слишком много занимался второстепенными делами. Они много съедают времени. Почти ничего не сделал по сравнительной грамматике. Заметно продвинул словарь.

 

 

28 [апреля]. Стойков в Москве. Работаем совместно над вопросником будущего атласа. Много спорим, но работаем дружно. С ним работать легко. Прекрасный человек! Много спорного в разделе фонетики. Стойков склонен все сводить к произношению отдельных слов, тогда как я стремлюсь выявить фонетические явления. Написал статью «Дринов-языковед». Читал ее на заседании сектора в присутствии Стойкова. Ему понравилось. Опубликую ее в «Кратких сообщениях» нашего Института [12].

 

 

10 мая. Я много лет посвятил изучению русской истории XIX в. Конечно, я не изучал подлинные материалы, не сидел в архиве. Читал сочинения русских историков и, главным образом, мемуары известных государственных деятелей России этого периода. Толчок был дан еще в школьные годы, когда я в отцовской библиотеке нашел известное издание Гранат, посвященное русскому XIX в. [13] Поражает скудость умных, профессионально образованных государственных деятелей. Сколько было гурьевых, Клейнмихелей, Шуваловых... И цари в вопросах внешней политики были полными дилетантами. Конечно, были среди государственных деятелей яркие личности ([П. Д.] Киселев, Н. А. Милютин), но им было очень трудно работать в условиях царской бюрократии. Они были связаны по рукам и ногам. Сколько крупных ошибок было сделано в XIX в. русскими государственными деятелями! Вот одна из ужасных ошибок. Ценой больших жертв русская армия заняла Болгарию и подошла почти к Константинополю [14]. И в этот момент армию останавливают и начинают мирные переговоры, которые кончаются позорным Берлинским миром [15]. Решение могло быть только одно — нужно было ввести русскую армию в Константинополь. Русское командование испугалось возможности войны с Англией. Но в это время Англия на большую войну с Россией не пошла бы [16]. После опыта Крымской кампании английские государственные деятели поняли, что на Черном море у России выиграть войну европейские государства не могут. Россия в Крымской войне понесла большое поражение, но ни Англия, ни Франция ничего не выиграли от победы.

 

 

12 мая. Принял решение провести в ноябре месяце в Институте конференцию, посвященную некоторым вопросам сравнительной грамматики славянских языков. Это будет своего рода репетиция перед будущим конгрессом славистов. На конференцию нужно будет пригласить не только специалистов академических институтов, но и университетов. Пока наметил следующую повестку дня: С. Б. Бернштейн. Обсуждение проспекта «Очерка сравнительной грамматики славянских языков»; Р. И. Аванесов и Л. Э. Калнынь. Категория твердости-мягкости согласных фонем в славянских языках; В. Н. Топоров. Балто-славянские языковые отношения; О. Н. Трубачев. Задачи славянской этимологии. Это пока лишь первые наметки. Уверен, что докладов будет много.

 

 

214

 

16 мая. Завтра начинается заседание Международного комитета славистов, посвященное подготовке Четвертого конгресса славистов. Уже вчера начался съезд ученых. Мы все распределили между собой обязанности по встрече. Я встречал А. Мазона (Франция) и Е. Хилл (Великобритания). Первый раз я видел Мазона в 1932 г. в Москве. Он посетил тогда наш Институт языкознания, знакомился с работой сотрудников. Меня тогда поразил его превосходный русский язык. Он говорил не только правильно грамматически, но и безупречно в фонетическом отношении. Вчера я обратил внимание на то, что он говорил по-русски несколько напряженно. Чувствовалось, что он боится сделать ошибку. Приезжал он в Москву в 1945 г. За эти годы постарел, но и сейчас сохранил подвижность и молодую реакцию. По дороге в город в машине спрашивал о Селищеве. Благодарил меня за то, что несколько лет тому назад я послал ему очередной выпуск «Докладов и сообщений филологического факультета МГУ», содержащий доклады о Селищеве [17]. Затем пришлось ехать на аэродром встречать Хилл. Я не знал ее в лицо, не имел никакого представления о ее научных трудах. Однако наши молодые помощники, которые эти дни все время проводят на аэродроме, отыскали эту даму. Эта англичанка очень похожа на еврейку и говорит по-русски с сильным одесским акцентом. Она мне сообщила, что славистику изучала под руководством А. И. Белича. Вечером посетил Белича в гостинице. Мы не виделись с 1947 г., когда он читал лекции студентам славянского отделения МГУ. Мы не думали, когда расставались на аэродроме в 1947 г., что не увидимся много лет. Наоборот, речь шла об укреплении наших научных и учебных контактов... Никто из нас не мог предполагать, что скоро наступит полный разрыв между нашими странами. Встреча в гостинице была очень теплой. Вспоминали разные случаи из пребывания Белича у нас в послевоенные годы. Академик заметно постарел, стал грузным, лицо отяжелело. Не следует, однако, забывать, что летом ему исполнится 80. Но и сейчас ему не дашь семидесяти. Закончилась командировка Стойкова. Хорошо и очень плодотворно поработали. Он пробыл в Москве сорок дней. Можно сказать, что теперь мы готовы к сбору материала для болгарского лингвистического атласа. Точно и детально обсудили план первой экспедиции, которая будет работать в Бургасском округе.

 

 

17 мая. Сегодня состоялось первое заседание Международного комитета славистов. Утреннее заседание почти все ушло на знакомство. Я впервые видел Р. О. Якобсона, А. Стендер-Петерсена, В. Дорошевского, И. Кнежу и многих других. Из прибывших знал Лер-Сплавинского, Мазона, Гавранка, Георгиева... Было заметно, что наибольший интерес советские ученые проявляют к Якобсону. Вокруг него всегда суетились разные люди. Чувствовалось, что Роман Осипович взволнован. Уже несколько десятилетий он не был в родном городе. Фасмер интересовался работой славянского отделения университета. Говорил о своих ближайших планах. Первый день прошел достаточно сумбурно. В значительной степени в этом повинен Виноградов, который заранее не продумал плана.

 

 

18 мая. Сегодня весь день обсуждалась повестка дня будущего конгресса. Говорили о составе будущих делегаций из стран-участниц. Обсуждение шло довольно хаотично. Виноградов плохо справляется со своими обязанностями председателя. Интереснее беседы в кулуарах, за обедом, вечером. Приезжих гостей развлекают: театры, поездки по городу, за город, в Загорск. Некоторые приехали со своими женами. Нашим молодым помощникам — хлопот полон рот. Сегодня

 

 

215

 

долго разговаривал с Фасмером. Рассказывал ему о Селищеве. Научные интересы этих двух ученых были очень близкими. Фасмер рассказывал об условиях его жизни в Германии во время фашизма. Он даже собирался совсем уехать в США, но пробыл там совсем недолго, так как очень не понравились условия американской жизни, весь быт и нравы.

 

 

24 мая. Отдыхаем после заседаний Международного крмитета славистов.

 

 

26 мая. Говорят, что «Литературная газета» готовит материал для статьи о положении в языкознании после дискуссии. Якобы собираются основательно высечь Виноградова. Заметно, что академик нервничает.

 

 

27 мая. В первом номере журнала «Български език» за этот год опубликована заметка С. Илчева [18], в которой он убедительно показывает несостоятельность критических замечаний Б. Симеонова о моем болгарско-русском словаре, опубликованном в 1953 г. Симеонов в прошлом году в журнале «Език и литература» напечатал рецензию на мой словарь [19]. Среди его недостатков рецензент указал на большое число устаревших и областных слов. Илчев свидетельствует, что все указанные рецензентом слова часто встречаются в произведениях современных писателей, в разговорном языке городских жителей, в частности Софии. В противоположность Симеонову Илчев положительно оценивает наличие указанных рецензентом слов. По мнению Илчева, словарь должен содержать те, теперь уже, может быть, устаревшие, слова, которые, однако, хорошо известны болгарину и которые встречаются в произведениях болгарских писателей начиная с Ив. Вазова.

 

 

10 июня. Закончил сегодня составление буквы Д. Летом планирую подготовить буквы Е, Ж, 3. Это потребует напряженной работы. Завтра переезжаю на дачу. Стоит сильная жара. Это плохой признак. По моим наблюдениям, очень жаркий июнь предвещает холодный июль и август. В связи с началом совместной работы над болгарским диалектологическим атласом Ученый совет Института по моему представлению принял решение наше издание «Статьи и материалы по болгарской диалектологии СССР» переименовать в «Статьи и материалы по болгарской диалектологии» и просить дирекцию Института болгарского языка БАН включить своего представителя в редколлегию издания. Фактически теперь это будет орган «Болгарского диалектологического атласа».

 

 

20 июня. Сегодня исполнилось ровно 25 лет со дня моего выступления в Коммунистической академии с докладом о формировании русского литературного языка. С этого дня я веду начало своей научной деятельности. Прошло десять лет со дня смерти М. В. Сергиевского. В университете состоялось торжественное заседание с докладами, посвященными различным сторонам деятельности Максима Владимировича. Я читал доклад «М. В. Сергиевский — балкановед».

 

 

24 июня. Наконец с большим запозданием вышел из печати восемнадцатый выпуск «Кратких сообщений» Института. В нем опубликован подробный проспект моей сравнительной грамматики [20]. Опубликован с большим запозданием. Теперь уже нет необходимости проводить его обсуждение, так как через год я уже должен завершить книгу. Первый том «Очерка» будет содержать обширное введение и фонетику. В пятом номере «Вестника АН СССР» опубликован сокращенный текст моего доклада о поездке в Болгарию [21]. Сегодня Ученый совет Института утвердил к печати третий выпуск «Вопросов славянского языкознания». Выпуск получился интересным. Он почти целиком посвящен балто-славянским

 

 

216

 

проблемам. В нем публикуются статьи Лер-Сплавинского, Куриловича и других менее известных специалистов [22]. Пора думать о четвертом выпуске. Думаю посвятить его славяно-романским языковым отношениям. Пошлю приглашения Росетти, Михаилэ, Поповичу [23]. Для сборника статей к конгрессу славистов, который готовит Комитет славистов, напишу статью о так называемом балто-славянском языковом единстве [24]. Хочу показать, что теория балто-славянского праязыка принесла большой вред сравнительной грамматике славянских языков. На днях получил письмо от Р. О. Якобсона. Живу на даче и погибаю от холода. В этом году практически нет лета. В будущем году лето буду проводить на юге.

 

 

28 июня. Сегодня ночью вылетели в Болгарию Чешко, Толстой, Зеленина, Станишева и Рожновская. С первого июля наша экспедиция в составе болгарских и советских диалектологов начнет работу в юго-восточной Болгарии. Я вылечу в Болгарию 5 сентября и пробуду там шесть недель. Несколько дней тому назад у меня произошло столкновение с Виноградовым. Я показал, что он плохо руководит очень сложной работой по подготовке к конгрессу славистов. Он не умеет руководить большим делом. Мне еще придется иметь дело с этим гангстером.

 

 

18 августа. Все время стоит ужасная погода. Уже совсем переехал в город. От Якобсона получил брошюру «Славянские языки» [25]. Жидковато. От Куриловича получил новую книгу «Апофония в индоевропейском» (по-французски) [26]. Многие разделы книги в виде статей публиковались раньше. До отъезда в Болгарию должен написать доклад о лингвистическом картографировании болгарских говоров, статью о преподавании сравнительной грамматики славянских языков. Первый доклад буду читать в Болгарии на совещании диалектологов, второй — на совещании в Министерстве высшего образования СССР.

 

 

23 августа. Неожиданно вспомнил сегодня содержание одной беседы с Селищевым. Он говорил примерно так. Мы с Вами занимаемся важным делом. Однако наши кормильцы не имеют никакого отношения к результатам нашего труда, он им не нужен. Крестьянин относится к нам с большим уважением, но это уважение бескорыстное, возвышенное. А чем русская интеллигенция платит ему за это? В массе своей ничем. Бескорыстие крестьянина непонятно аристократу. Вот почему граф Толстой так активно не любил нашу науку. По самой своей социальной природе он не мог быть бескорыстным. Плохо, что сейчас резко сокращается число сельских жителей. Это еще даст свои печальные результаты.

 

 

4 сентября. Сегодня ночью вылетаю в Софию. Пробуду в Болгарии шесть недель. По полученным сведениям, дела экспедиции идут хорошо.

 

 

14 октября. 11 октября прилетел из Софии. Пробыл в Болгарии пять недель. Наша первая экспедиция прошла очень успешно. Удалось обследовать значительную часть Бургасского округа. Создан единый творческий коллектив из болгарских и советских диалектологов, в чем большая заслуга Стойкова. Между болгарскими и советскими диалектологами установились дружеские взаимоотношения. Казалось, что работал коллектив ученых одной страны. Беседы носили свободный и откровенный характер. Наши диалектологи своим трудолюбием и знаниями завоевали большой авторитет. Из болгарских диалектологов хотел бы отметить Младенова, Холиолчева, Велчеву. Я посетил многие села Бургасского округа, наблюдал за работой диалектологов, сам проводил наблюдения не только по программе атласа. Хорошо познакомился с болгарским крестьянином, с его психологией, укладом жизни. В массе своей очень симпатичный народ, гостеприимный, смелый. Не боятся

 

 

217

 

говорить о всех сторонах своей жизни, часто критикуют действия властей. Свободно держатся перед микрофоном, беседу ведут непринужденно, любят веселые истории, все поют и танцуют. Большое впечатление оставляют дети. Держатся они свободно, раскованно, но не переходят границы дозволенного. Кроме многих сел посетил города Бургас, Анхиало, Несебыр, Грудово, Малое Тырново, Хасково, Харманли, Кырджали, Ивайловград, Свиленград, Ямбол, Сливен, Старую Загору и ряд других небольших городов. Снова был в Рыльском монастыре. Могу сказать, что теперь знаю большую часть Южной Болгарии. Имел возможность лучше познакомиться с Софией. Приобрел ряд ценных книг по болгаристике: Недельник Софрония Врачанского [27], грамматику болгарского языка Неофита Рыльского [28] и др. На заседании Ученого совета Института болгарского языка прочитал доклад «Марин Дринов — языковед». Рядом со мной сидел Теодоров-Балан, который внимательно слушал. Мне было очень важно услышать мнение маститого старца, который лично хорошо знал Марина Дринова. Он сказал несколько хороших слов о моем докладе, а затем поделился своими воспоминаниями о встречах с Дриновым. В его выступлении прозвучала критическая нотка в адрес харьковского профессора: Дринов с удовольствием вернулся в Харьков («к себе домой»). Таким домом для Дринова был Харьков, а не София, которая была объявлена столицей по предложению самого Дринова. Ближе познакомился со своими софийскими коллегами. Еще больше стал ценить Стойкова — прекрасного человека, отличного диалектолога, заботливого учителя. Утвердился в своем отрицательном отношении к Лекову. Встречался в Софии с Райной Кандевой и Марой Колинкоевой. Первая чувствует себя в новой Болгарии хорошо. Она окружена почетом, всеобщим уважением. Колинкоева настроена резко враждебно к новым порядкам. Она даже сказала мне: «Неправильно я прожила свою жизнь. Я боролась с плохой жизнью, а пришла новая — еще хуже». Она не может простить Димитрову его трусливого поведения в период ежовщины, когда он побоялся заступиться за своих лейпцигских товарищей Танева и Попова, когда он спокойно взирал на аресты многих болгарских эмигрантов в Советском Союзе, в том числе на арест ее сына Мирча.

 

 

17 ноября. На Ученом совете Института сделал доклад о прошедшей экспедиции в Болгарии. Слушали с интересом, задавали вопросы. Приняли решение об успешном завершении первой экспедиции. Теперь задача состоит в подготовке второй, во время которой должно быть обследовано значительно больше населенных пунктов.

 

Н. А. Кондратов недавно предстал перед нами во всей своей красе. Этот подонок присвоил чужой текст. Украинский языковед Белодед сообщил, что глава «Украинский язык» в книге Кондрашова «Славянские языки» [29] принадлежит ему, а не Кондрашову. Этот тип способен на любое преступление. На днях вернулась из Софии Станишева. Я оставил ее в Софии за счет неиспользованных нами дней для копирования материалов экспедиции. Она привезла с собой номер газеты «Софийски университет», первая страница которой целиком посвящена нашей экспедиции. Недавно уехал домой профессор П. Динеков, который находился у нас в кратковременной командировке. Я познакомился с ним еще в Софии в прошлом году, но теперь имел возможность узнать его ближе. До конца года должен завершить введение к «Очерку сравнительной грамматики», которое должно содержать несколько учетно-издательских листов, и написать статью о балто-славянской языковой сообщности для сборника статей к конгрессу славистов.

 

 

218

 

 

24 ноября. Последнее время работаю вяло. Плохо отдохнул летом. Все время переделываю написанное. Много думаю над характером балто-славянских языковых отношений. Все говорит против существования в прошлом балто-славянского праязыка. Много общего между языками этих групп, но все эти черты позднего происхождения.

 

 

2 декабря. Сегодня внезапно умер Валентин Тихонович Дитякин. Его из Казани в 1943 г. привез в Москву Державин. Он дал ему должность секретаря Славянской комиссии, полставки на факультете, где он вместо Державина читал лекции по курсу введения в славянскую филологию, и в связи с ликвидацией Славянской комиссии полставки в Институте славяноведения АН СССР. Читал лекции он очень плохо, вульгарно. До дискуссии 1950 г. молился на Марра. Последние годы по моей просьбе лингвистических вопросов не касался. Из Института вылетел еще несколько лет тому назад. Он сдал, якобы в завершенном виде, монографию «История Хорватии». На поверку оказалось, что он представил груду выписок из различных трудов русских и зарубежных историков. Оправдывался он так: «Я не думал, что кто-то будет читать мою рукопись». В молодые годы он интересовался историей Италии, Леонардо да Винчи. Об этом великом итальянце он для детей написал книгу, которая находится сейчас в издательстве [30].

 

 

5 декабря. Вчера на Ваганьковском кладбище хоронили Дитякина. Пришло много народу. На похоронах был известный шалопай моих студенческих лет Вася Гуков. Я его не видел 25 лет. Очень сильно изменился, постарел. Много лет провел в лагерях.

 

 

7 декабря. Еще в юношеские годы меня привлекали явления, факты, имеющие отношение к подсознательному. Этот интерес шел не только от книг, но и от собственных переживаний. В 16-летнем возрасте меня томили какие-то неясные желания, возникали совсем неожиданные ассоциации, вызывавшие порой совсем странные проявления. Многое меня мучило, томило, наполняло тоской и ожиданием чего-то неожиданного... Понять причины этого я не мог. Иногда все эти состояния связывались с определенными лицами, с музыкальным мотивом. Вдруг какие-то слова, поступки, вещи заставляли сжиматься сердце, вызывали все признаки депрессии. Именно в это время я запоем читал произведения Фрейда, Бергсона... Никогда не забуду того состояния, в каком я находился при первом знакомстве с романом Марселя Пруста «В поисках за утраченным временем» [31]. Героем романа был я сам. Все его переживания были моими переживаниями. В русской литературе я не нашел ничего подобного. Большую роль в этот период играли сновидения, обычно не их содержание, а какое-то определенное лицо или предмет. Возникло желание посвятить свою жизнь философии, изучению проблем подсознательного. Об этом я уже писал. Новая встреча с Прустом у меня произошла в годы войны в Ашхабаде. И снова я испытал мощь писательского гения великого французского писателя.

 

 

10 декабря. Приближается 80-летие известного югославского лингвиста. Речь идет о профессоре Люблинского университета Райко Нахтигале. Люблинский университет готовит сборник в его честь. Вчера получил приглашение принять участие в этом сборнике. Срок — март 1957 г. Пошлю статью о К. Мисиркове [32]. Нахтигалю принадлежит хороший учебник по сравнительной грамматике славянских языков, капитальные труды по старославянскому языку и письменности, по балканистике. Принадлежа к поколению Белича, Ильинского, он во многом опередил их в понимании взаимосвязи отдельных элементов языковой структуры.

 

 

219

 

15 декабря. В ближайшие дни сдаю в издательство очередной том «Ученых записок». Булаховский для этого тома дал большую работу «Акцентологический комментарий к болгарскому языку» [33]. Это первая работа Леонида Арсеньевича, которая будет опубликована в трудах нашего Института. К сожалению, сочинение очень слабое. В своих суждениях он опирается на материал, извлеченный из элементарных двуязычных словарей болгарского языка. Ценнейшие данные диалектов автор не использовал. На днях выходит из печати тринадцатый том «Ученых записок» [34] и второй выпуск «Вопросов славянского языкознания» [35]. В ближайшее время сдаем в издательство труд «Основные вопросы болгарской грамматики» [36] и диссертацию О. Н. Трубачева о славянских терминах родства [37]. Готовлю очередной (четвертый) выпуск «Вопросов славянского языкознания», посвященный в основном славяно-романским языковым контактам.

 

 

19 декабря. Закончил статью о балто-славянской языковой сообщности. Она будет опубликована в первом сборнике к конгрессу славистов. Этот том поручено редактировать мне. Первые три статьи будут посвящены балто-славянским языковым отношениям [38]. В статье Вл. Георгиева активно защищается теория балто-славянского языка. С иных позиций этот вопрос рассматривается в статье английского слависта Матьюса и в моей статье.

 

 

25 декабря. Сегодня состоялось заседание бюро Отделения исторических наук. Одним из вопросов повестки дня был мой отчет о прошедшей диалектологической экспедиции в Болгарии. Отчет прошел удачно. Слушали с большим интересом, задавали вопросы. Утвержден проект постановления. Изменена лишь оценка (она повышена) и объявлена благодарность мне и профессору Стойкову. Думаю, что вторая экспедиция пройдет еще удачнее. При Отделении исторических наук создана комиссия, которая должна заниматься организацией подготовки мемуаров и их публикацией. Эту комиссию возглавляет академик И. М. Майский. По рекомендации академика Тихомирова от Института славяноведения в состав комиссии включен и я. Я не стал возражать. Несколько слов о работе комиссии сказал Майский. Он с горечью говорил о том, что теперь очень редко пишут мемуары, многие важные события уходят бесследно. Он лишь благоразумно умолчал о причинах этого. Из печати вышел тринадцатый том «Ученых записок» Института. Том содержит только лингвистические работы. На днях состоялось заседание Комиссии по гуманитарным наукам при Комитете по Ленинским премиям. Я член комиссии и поэтому должен был участвовать. По языкознанию выдвинуты три работы: труд академика Шишмарева, посвященный старофранцузскому языку [39], турецкая грамматика Кононова [40] и русско-узбекский словарь [41]. Мы рекомендовали пленуму утвердить книгу Шишмарева.

 

 

31 декабря. Через несколько часов закончится старый год. Год прошел интересно. Главное — удачно проведена первая диалектологическая экспедиция в Болгарии, создан хороший творческий коллектив диалектологов, с которым можно уверенно решать трудную задачу создания атласа болгарских говоров. Основательно продвинул сравнительную грамматику, болгарско-русский словарь, написал несколько статей по различным вопросам. Много сил и времени отдал редактированию. Планов на новый год много. Конечно, не все они будут выполнены. От их выполнения отвлекают неожиданные и срочные дела, которые планированию не поддаются.

 

[Previous] [Next]

[Back to Index]


Примечания

 

1. В газете «Вечерняя Москва» от 21 января 1956 г. была напечатана анонимная заметка «Международные связи советских ученых», посвященная решениям международного совещания славистов в Белграде. Упомянув, что Президиум АН СССР решил, после обсуждения итогов совещания, издать ряд сборников и исследований, автор назвал в качестве примера «Очерки сравнительной грамматики славянских языков» С. Б. Б. Другие конкретные издания в заметке названы не были.

 

2. В состав Академии наук СССР Т. Лер-Сплавинский избран не был.

 

3. Орлова В. Г. История аффрикат в русском языке в связи с образованием русских народных говоров (диссертация защищена в Институте языкознания АН СССР в 1956 г.).

 

4. Кандидатская диссертация В. Г. Орловой «К истории звуков в-ф в русском языке» была защищена в ИФЛИ весной 1941 г.

 

5. Маслов Ю. С. Очерк болгарской грамматики. Уч. пособие для ун-тов. М., 1956.

 

6. Книга В. В. Бородич не была опубликована.

 

7. Какого-либо формального решения в связи с выступлением Т. Павлова (см. об этом выступлении запись от 5 декабря 1955 г. и примечание к ней) сессия Народного Собрания Болгарии не принимала. Видимо, в данном случае речь идет о каком-то другом официальном документе.

 

8. IV Международный съезд славистов прошел в Москве 1-10 сентября 1958 г.

 

9. Вскоре этот орган стал официально именоваться Советским комитетом славистов.

 

10. Бернщайн С. Б. Задачите на картографирането на бьлгарските народни говори: (По материалите на Атлас на бьлгарските говори на територията на СССР) // Български език. 1955. № 4. С. 297-307.

 

11. Стойков С. Проф. С. Б. Бернщайн в България // Български език. 1955. № 4. С. 376—378.

 

12. Статья была напечатана в 21-м выпуске КСИС (М., 1957. С. 37-50).

 

13. История России в XIX веке. М., 1907-1911. Т. 1-9.

 

14. Речь идет о разгроме турецкой армии русскими войсками в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

 

15. Берлинский трактат, подписанный представителями России и других великих европейских держав 1 июля 1878 г., в заключительный день работы Берлинского конгресса, радикально изменял в ущерб России условия завершившего русско-турецкую войну Сан-Стефанского мирного договора.

 

16. По мнению подавляющего большинства специалистов по истории внешней политики России, Англия в случае оккупации русскими войсками Константинополя была вполне готова при поддержке Австро-Венгрии начать крайне невыгодную для России войну.

 

17. Доклады и сообщения. Филологический факультет МГУ. М., 1947. Вып. 4.

 

18. Илчев С. По повод на две рецензии // Български език. 1956. № 1. С. 91-94.

 

19. См.: Език и литература. 1955. № 1/2. С. 140-142.

 

20. Бернштейн С. Б. Очерк сравнительной грамматики славянских языков: (Проспект) // КСИС. М., 1956. Вып. 18. С. 3-26.

 

21. Бернштейн С. Б. В Отделении исторических наук (доклады о зарубежных поездках советских ученых) // Вестник АН СССР. 1956. №5. С. 85-86.

 

22. Вопросы славянского языкознания. М., 1958. Вып. 3. В сборнике опубликованы, в частности, статьи: Лер-Сплавинский Т. Балто-славянская языковая общность и проблема этногенеза славян (с. 5-14);  Курилович Е. О балто-славянском языковом единстве (с. 15—49).

 

23. См.: Вопросы славянского языкознания. М., 1959. Вып. 4. Славяно-румынские языковые отношения: Проблемы праславянского языка. В сборнике опубликованы следующие статьи упомянутых С. Б. Б. ученых: Росетти А. Slavo-romanica (с. 3-7);  Михаилэ Г. Некоторые вопросы изучения семантики древнеславянских заимствований в румынском языке (с. 73-89);  Попович И. Когда славяне впервые заселили Южную Истрию? (с. 21-33).

 

24. Бернштейн С. Б. Балто-славянская языковая сообщность // Славянская филология. Сб. статей. М., 1958. Вып. 1. С. 45-67.

 

 

221

 

25. Jakobson R. Slavic languages. A condensed survey. 2-d ed. New York, 1955.

 

26. Kuryłowicz E. L'apophonie en indo-europeen. Wroclaw, 1956.

 

27. Софроний Врачански. Кириакодромион сиреч неделник поучение... Римник, 1806 (книга неоднократно переиздавалась).

 

28. Неофит Рилски. Болгарска граматика. Крагуевац, 1835.

 

29. Кондратов Н. А. Славянские языки. М., 1956.

 

30. См. Дитякин В. Т. Леонардо да Винчи. М., 1959.

 

31. Речь идет о цикле М. Пруста «В поисках утраченного времени», состоящем из семи романов, впервые опубликованных в 1913-1927 гг. В этих романах Пруст попытался объяснить законы человеческой психики.

 

32. Речь, видимо, идет о вышедшем с опозданием счетверенном номере журнала «Slavistična revija» (1957, № 1/4), посвященном юбилею Нахтигала. В этом номере статья С. Б. Б. не появилась, о ее судьбе см. запись от 21 сентября 1960 г.

 

33. Работа Л. А. Булаховского была в окончательном виде опубликована в УЗИС (М., 1959. Т. 17. С. 3-72) под заглавием «Сравнительно-исторические комментарии к болгарскому ударению».

 

34. УЗИС. М., 1956. Т. 13.

 

35. Вопросы славянского языкознания. М., 1957. Вып. 2.

 

36. Книга вышла в виде сборника статей под названием «Вопросы грамматики болгарского литературного языка» (М., 1959).

 

37. Трубачев О. Н. История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя. М., 1959.

 

38. Кроме статьи С. Б. Б. (см. прим. 24) в сборнике опубликованы, в частности, статьи:  Георгиев В. Балто-славянский, германский и индо-иранский (с. 7-27);  Матьюс В. К. О взаимоотношениях славянских и балтийских языков (с. 27-45).

 

39. Шишмарев В. Ф. Историческая морфология французского языка. М.; Л., 1952. (Удостоена вместе с позднейшими работами автора Ленинской премии за 1957 г.)

 

40. Кононов А. Н. Грамматика современного турецкого литературного языка. М.; Л, 1956.

 

41. Русско-узбекский словарь / Гл. ред. М. Т. Айбек, А. К. Боровков. Ташкент, 1950-1955. Т. 1-5.