Български приказки и вярвания

Кузман Шапкарев

 

ОЩЕ НЯКОЛКО РЕЦЕНЗИИ ПО ИЗДАДЕНИТЕ ДОСЕГА КНИГИ ОТ СБОРНИКА

 

 

IX 

К. А. Шапкарев. Сборник от български народни умотворения, част първа. Простонародна българска поезия или български народни песни. Отд. I и II, кн. I. София, 1891 г.

 

Нельзя не радоваться, что наступившее в последние десятилетия оживление научных интересов во Болгарии, направленое главным образом на область отечествоведения и этнографии в самом широком смисле, с каждым годом приносит новые более или менее крупные плоды несомненной научной ценности и значения.

 

В этой обширной области первое место занимает собирание памятников народного творчества, это важнейшее и неотложное дело, правда нелегкое, но за то в научном отношении благодарное и высокопочтенное. Просвещенные болгарские патриоты понимают его важность, и не смотря на все трудности и главное — скудость материальных средств — с истинным самоотвержением работают над этим делом, к сожалению очень часто лишь с большими жертвами и риском или с посторонней материальной помощью им удается обогащать науку своевременным обнародванием результатов своих трудов.

 

Одним из таких почтенных тружеников, едва ли не лучше всех подготовленных к делу, в руках которого имеется богатейший материал, предположенный к изданию, является автор вышеназванной книжки — К. А. Шапкарев.

 

Уроженец Македонии, до последней турецкой войны служивший на педагогическом поприще, г. Шапкарев с тех пор, принужденный оставить родину по политическим обстоятельствам, продолжает учительствувать [1]

 

 

1. Почтенний автор на настоящата рецензия не знае, види се, че аз в. България не съм се занимавал и не се занимавам с учителско звание, нито съм избягал от Турция по политически причини. Аз през 1884 и 1885 год. проживях в Пловдив без собствена друга работа, а с изданието на трите ми известни книжки. От 1885 до 1888 г. в Самоков с нареждание събраний ми материал и приготовление за изданието му.От 1888 до 1891 год. държавен служител по съдебното ведомство в Сливен, Ст. Загора, Враца и Орхание. От тога и насам пак само с етнографическите ми материали.

 

569

 

 

в Болгарии (ныне в Оркание [1]) и пользуется репутацией выдающегося болгарского школьного деятеля. Научная же его деятельность по собиранию памятников народного творчества почти всецело посвящена его родине, Македонии. С ранних лет живя среди народа и получив склонность к изучению живой народной старины, он уже около 40 лет занят собиранием словесных памятников, ибо начало его еще до 1855 года. Понятно, что за это время ему не только удалось собрать огромный материал, но он успел также приобрести в этом деле большую опитностьс, ведения и чутье.

 

Г. Шапкарев уже заявил себя в 80-х годах несколькими работами по этнографии Македонии, обратившими на себя внимание специалистов. Его «материали» для жизнеописания известных македонских патриотов братьев Миладиновых, с семейством которых г. Ш. был хорошо знаком [2], затем «Руссалии, древен и твърде интересен българский обичай» из Южной Македонии (изд. тоже в Пловдиве, 1884), работа, которой воспользовался наш уважаемий ученый А. Н. Веселовский в своей статье «Генварские русалии и готские игры в Византии» (Журн. М. Н. Пр. 1885, септ., стр. 9 и след.), и наконец «Сборник от народни старини», заключающий в себе собрание болгарских народных сказок и поверий (Пловдив, 1885).

 

Ныне вышедший сборник, заглавие которого выписано выше, должен составить начало систематического и полного издания всего разнообразного материала, имеющагося в распоряжение автора. В него вошла лишь небольшая часть (именно 277 [3] №№) собрания болгарских народных песен, записанных г. Шапкаревым и некоторыми его сотрудниками преимущественно в различных местностях Македонии. Уже по этому одному можно судить о богатстве этого собрания, которому, как увидим, соответствуют, по обилию собранного, и другие отделы народных произведений.

 

Изданные песни подразделены на два отдела: 1. Самовильские(и «змейски») и религиозные песни (стр. 1—81) и II. Обрядные песни, заключающие тоже несколько категорий, напр. лазарские, свадебные и др. (82—168 стр.). Все здесь напечатаное представляет весьма ценный материал.

 

Есть тут, правда, немало вариантов к песням, изданным ранее, осо-

 

 

1. Чети: Орхание. К. А. Ш.

 

2. Не само знаком, нъ и най-ближен сродник — зет за дъщеря на пок. Димитрия.

 

3. Притури още трите ненумеровни песни на края на книгата. К. А. Ш.

 

570

 

 

бенно бр. Миладиновыми, однако и варианты эти интересны и важны. Но еще более здесь нового, особенно в отделе «Обрядовых песен», каковых вообще до последнего времени у болгар было собрано и издано сравнительно менее, чем других. Но и первом отделе (самовильские и религиозные) очень много нового. Издание отличается большою точностью и научностью приемов. Везде означена в точности местность, где записана песня и где имеются указани варианты. Кроме того издатель дает в выносках много пояснений, особенно граматических, лексикальных и диалектических; иногда и этнографических. Впрочем в этом отношении заметна некоторая неравномерность. [1]

 

Нечего и говорить, что благодаря всему этому изданный сборник даст новый богатый материал не только для изучающаго народную словесность славяна для этнографа и историка, но и для филолога — особенно по интересному и ныне животрепещущиму вопросу о наречии и народности македонских славян.

 

Не входя здесь в более подробный разбор настоящего сборника, мы считаем уместным сообщить еще несколько данных о всем материале, собранном г. Шапкаревым, о продолжении начатого издания и его плане и видах издателя. Обо всем этом последний говорит в обширном предисловии (I—XXV), из которого мы знакомимся с широким взглядом автора на свою задачу и с его научными приемами.

 

Ознакомление русских читателей с тем, что имеется в руках г. Шапкарева и чтò ему предстоит исполнить, тем полезнее, что самый успех этого почтенного предприятия в значительной мере зависит от сочувственного к нему отношения и посильной поддержки между прочим и со стороны радеющих об успехах славянской науки просвещенных соплеменников.

 

О количестве собранного г. Шапкаревым материала свидетельствует следующий перечень 700 ном. различных песен (это число с имеющимися еще в виду составит 1250) с несколькими историческими преданиями, более 200 сказок; 1500 пословиц и поговорок; 400 загадок; ок. 80 мужских и женских игр; собрание обычаев и суеверий, относящихся к разным со бытиям и случаям жизни. К этому материалу издатель имеет в виду при соединить еще: 1) краткое описание болгарской народной одежды мужской и женской из нескольких местностей Македонии (особ., западной). 2) Болгарские названия разных (ок. 80) болезней и о лечении их домашним способом; 3) ок. 2000 болгарских названий городов, сел, гор, рек и других

 

 

1. Пожелаем лишь большей исправности в коректурном отношении, хотя главные опечатки и отмечени. (а)

 

а. Прося извинение от г. г. читателите за вмъкнатите по неволя печатни погрешки особито к кн. . . . на сборника ми, тъй като при печатанието и не ми беше възможно сам си да държа коректурата.  К. А. Ш.

 

571

 

 

местностей в Македонии; 4) болгарские названия различных пород рыб, птиц, хлебов, винограда, деревьев, трав и цветов; 5) несколько заметок о македоно-болгарском наречии, с присоединением употребляемых местным населением имен собственных и прозвищ, и наконец 6) более 2000 оригинальных или в особом значении употребляемых македоно-болгарских слов. Почти весь этот богатый материал принадлежит Македонии; лишь 1/5 собраны в пределах болгарского княжества.

 

Что касается качества этого материала в отношении к верности и точности записи, то из слов самого издателя видно как он строго и добросовестно относится к своей задаче. Сознавая вполне, что собрание это не будет иметь существенной цене и значения, если в передаче текстов не будет верно и точно представлено местное народное произношение и народный дух языка, он прилагал всяческие старания, чтобы соблюсти это необходимейшее требование. Ради этого он черпал свой материал лишь из непосредственных источников и все записывал самолично, почти никому не доверяя в этом — за исключением немногих лиц, относившихся к делу одинаково осторожно и пользовавшихся полным его доверием. Таким образом все записано соблюдением «правописания по возможно точно выражающаго фактическое произношение певцов и сказителей», со слов которых материал записывался. По мере надобности и возможности отмечается издателем и ударение, не одинаковое и в пределах Македонии.

 

Указав основания, каких он держался и намерен вперед держаться в своем издании, г. Шапкарев вспоминает всех лиц, которые ему оказали содействие в его трудах по собиранию произведении народного творчества; в их числе он называет и членов своей семьи, особенно старейшего поколения, значительно обогативших его собрание.

 

Весь свой материал, частица которого была издана в вышеназванном «Сборнике народных сказок и поверий», но вероятно войдет и в предстоящее общее издание, г. Ш. думает распределить таким образом. Все будет состоять из трех частей. Первая обнимает весь песенний материал (ок. 1250) с присоединением нескольких исторических преданий о местностях и лицах. Песни подразделяются на I отд. — самовильские и религиозные;. II — обрядовые; III — исторические и юнацкие и IV — бытовые, относящиеся к жизни семейной, частной и общественной. Вторая часть, под названием «простонародна българска философия» будет состоять из 4-х отделов: 1) Сказки (с уже изданными до 200), 2) пословицы, 3) загадки и 4) игры. Наконец в третью часть войдет весь остальной материал, т. е. описание обычаев, суеверий, одежд, названия болезней и пр. с заметками о языке, вышеупомянитым словарем и др. т. Всем этом отделом издатель посвящает в томже предисловии более подробные разъяснения и рассуждения, в которых найдется немало интересного и поучительного.

 

572

 

 

Само собой разумеется, что г. Шапкарев, издавая памятники македонских славян, и в вопросе о народности македонского населения стоит на болгарской точке зрения, признавая и основу макед. наречия, и «скелет народного быта» болгарскими, в чем же убеждено и само население, но он не сходит при этом с объективной научной почвы и не проявляет никакой национальной нетерпимости и страстности, к сожалению ныне столь обычных даже в научных работах, касающихся прискорбного сербско-болгарского спора из за Македонии.

 

Все сказанное может убедить читателя в сериозности и научной важности предприятия г. Шапкарева. Но осуществление его зависит не одной энергии и доброй воли последнего, а главным образом и прежде всего от материальных средств, каковых он сам лично не имеет.

 

В течение десяти лет почтенный болгарский народный деятель изыскивал средства для своего издания, думая постепенно добыть их достаточно, чтобы издать сразу весь материал или по крайней мере в три приема — согласно делению сборника. Но за все время он успел собрать лишь весьма незначительную сумму, пожертвованную частью русскими деятелями из болгар [1], частью нашими благотворительными обществами. С столь малими средствами, тщетно ожидая новой помощи и не желая незаслуженно подвергатся подозрению в злоупотреблении доверием жертвователей, г. Шапкарев решился наконец — на свой риск и с надеждами на помощь добрых и просвещенных людей и в будущем — приступить к своему изданию, выпуская хоть небольшие выпуски (держась конечно своей программы) по мере накопления необходимой для напечатания такого выпуска суммы.

 

Таким-то образом и вышел в свет настоящий первый выпуск.

 

«И така целокупното му издание ще зависи не толко от мене, говорит в заключение издатель, колкото от готовността, с която ще се при-текат на помощ народните любители, почтените имена на конто ще бъдат обнародвани в II-та част на Сборника.»

 

Приветствуя первый выпуск нового издания, мы можем только выразить желание, чтобы надежды г. Шапкарева не остались тщетными, чтоб

 

 

1. Не разбирам какво иска да каже почтенний автор на настоящата библиографич. отметка с думите: «русскими деятелями из болгар». Ако с тия думи разумява, че някакви руски деятели из Болгария оказали ми някоя материална помощ по изданието на сборника ми, мога да го уверь, че то не е истина. Едничките частни лица, които са ми помогнали по нещо, са двама българи професори в Русия, именно: многоуважаемий г. М. Дринов и г. К. Станишев и то още през 1885—1886 год. При тях и г. Евлогий Георгиев, като спомоществувател на 15 тела от целий сборник. От благотворителните руски общества помогнали ми са Петербургското и Киевското. Както на едните, така и на другите длъжа им дълбока и вечна признателност.

 К. А. Ш.

 

573

 

 

действительно нашлись люди со средствами или влиянием, которые помогли бы ему или собственным пожертвованием или изысканием нужных средств из иных источников. Обидно было бы, еслиб болгарский труженник принужден был за неимением средств отказаться от продолжения своего предприятия, от осуществления одной из заветных целей своей трудовой жизни!

 

Но будем верить, что братское сочувствие и щедрость не оскудеют, что отзовутся на это благое дело науки добрые радетели ее и у нас, на Русси. . .

 

К. Г.

 

 

Вскоре по написании предыдущей заметки о Сборнике К. А. Шапкарева получен нами еще новый выпуск этого важного издания. Это книга VII-я в предположенном ряде выпусков, являющаяся приложением к книге 1-й, т. е. к помещенным там обрядовым песням и заключающая в себе болгарские обычаи, обряды, суеверия и костюмы. Отрадно то, что выпуск этот вышел, благодаря пособию в 500 левов, полученному автором от Болгар. Министерства Народного Просвещения [1]. Но этот источник необилен средствами и постоянно расчитывать на него г. Ш. не может, а потому в виду массы имеющихся у него материалов, помощь частных жертвователей является в высшей степени желательною.

 

Новый сборник состоит из 2-х отделов; I-й заключает в себе обычаи, обряды и суеверия; II-й описание народных костюмов (все из разных краев Македонии).

 

Помещений здесь материал по своему богатству новизне и высокому интересу представляет драгоценнейший вклад в науку, и специалисты не замедлят конечно его оценить и им воспользоваться.

 

Обычаи и суеверия подразделены на следующие категории: 1) Относящиеся к рождению (рожбени), к которым присоединени детские песни и игры. 2) Брачные и свадебные (с присоединением характерных песен) — самый большой и богатый отдел. 3) Относящиеся к смерти и похоронные. 4) Годичные, относящиеся к праздникам. Наконец следует еще целый ряд обычаев и суеверий, касающихся разных случаев, и в заключение — правовые обычаи, любопытный отдел, имеющий высокую цену для изследователей славянск. обычного права. Он представляет ответы на юридич. вопросы (по программе г. Бобчева), и предназначался ранее составителем

 

 

1. Министерството на Народното Просвещение отпусна ми не само тези 500 лева за кн. VII, а и други още толко за кн. III-а. И както се научавам, наскоро ще имам честта да получа от същето и друга сума за другите последующи книги, без които помощи продължението на предприятието беше немислимо.

 

К. А. Ш.

 

574

 

 

для специального труда его приятеля, не вышедшего однако в свет. Весьма интересен и II-й сравнительно не большой отдел выпуска с описанием народных болгарских одежд в разных частях Македонии.

 

Таким образом ценностью содержания данный выпуск даже превосходит предидущие. Будем надеяться что г. Шапкарев найдет средства для продолжения — без больших остановок — своего почтенного издания.

 

Остается сделать одно замечание. Г. Шапкарев в самом начале книги перепечатал рецензии первых выпусков своего собрания (принадлежащие г. г. Добринову и Флоринскому). С этим можно примириться, хотя лучше бы, кажется, их поместить в конце (как приложение); но не можем одобрить помещения рядом частных писем разных лиц (корреспондентов г. Шапкарева из ученого мира), хотя и без их подписей. Не знаю, сделано ли это с их разрешением, но в всяком случае такой смахивающий на рекламу прием не уместен в ученом издании. [1]

 

С. Петербург. К. Г.

 

Из «Живая старина», выпуск IV, стр. 187—191.

 

 

X

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО БОЛГАРСКОЙ ЭТНОГРАФИИ

 

К. А. Шапкарев. Сборник от български народни умотворения. 1, Част първа. Простонародна българска поезия или български народни песни. Отдел I и II. Самовилски, религиозни и обрядни песни. Кн. I. София 1891, стр. XXV + 174; 2, Част третя. Отдел I и II. Български обичаи, обряди, суеверия и костюми. Книга VII (като приложение на кн. I). София 1-891, стр. XVI + 292.

 

Имя г. К. А. Шапкарева, почтенного болгарского этнографа-собирателя, уже знакомо читателям «Известий». Шесть лет назад, в статье «Изучение болгарской народной старины», помещенной на страницах нашего журнала [2], я говорил об имеющимся в распоряжении г. Шапкарева прекрасном собрании разнородных памятников болгарского народного творчества и об изданных им тогда трех книжках [3], знакомивших ученую пуб-

 

 

1. Почтенний автор на горнята библиогр. заметка може и да има право на своето «замечание.» При все това никой от авторите на предметните писма не е изявил досега ни публично, ни частно своето неудобрение в обнародванието им. К. А. Ш.

 

2. «Известия» 1885 г., № 9.

 

3.

а, Материали за животоописанието на братя X. Миладинови Димитрия и Константина. Пловдив, 1884;

б, Русалии, древен и твърде интересен български обичай, запазен и до днес в Южна Македония. Пловдив, 1884;

в, Сборник от народни старини, Български народни приказки и верования. Събрал К. А. Шапкарев, Пловдив 1885.

 

575

 

 

лику с небольшою частицею этого собрания. Тогда же мною было выражено пожелание, чтобы тридцатилетние труды болгарского народного учителя, с энтусиазмом отдающагося делу изучения родного народа, не пропали даром и чтобы собранные им ценные этнографические материалы явились в печати возможно скорее. Недостаток материальных средств, однако же, долго препятствувал исполнению этого пожелания. Только в настоящее время помеха эта, по крайней мере отчасти, устранена, и г. Шапкарев приступает к полному изданию своего собрания, чему, конечно, нельзя не порадоваться. В текущем году вышли одна за другой две книжки его «Сборника произведений болгарского народного творчества». Одна содержит народные песни: самовильские, религиозные и обрядные, а другая (по нумерации издателя 7-я) посвящена описанию «болгарских обычаев, обрядов, суеверий и костюмов». Обе книжки вполне оправдывают ожидания, которые возлагались на собрание г. Шапкарева на основании той части материалов, которая была издана им еще в 1885 г., и существенно обогащают этнографическую литературу южного славянства.

 

Первой книжке предпослано предисловие, в котором почтенный болгарский этнограф сообщает обстоятельные сведения о своем собрании и его истории, о классификации принадлежащих ему материалов, а также о порядке и способе их издания. Начав с указания на необыкновенное богатство и разнообразие болгарских песен и других видов народного творчества, а также и на то, как быстро изчезают у болгар, как и у других народов, этнографические черты и особенности под влиянием европейской цивилизации, г. Шапкарев обращается к болгарской молодежи с призывом заняться возможно скорее собиранием и изучением гибнущей и изчезающей народной старины. Сам издатель начал впервые собирать и записывать песни в 1855 г. под руководством своего учителя Стрезова. С того времени и до сих пор он отдается с редкою энергией этнографическим изучениям, не щадя ни трудов, ни скромных своих средств. За тридцать пять лет неутомимого труда и скитаний по Македонии и Болгарии он успел составить значительное собрание разнородных материалов, которое, между прочим, особенно увеличилось за последние шесть лет. Собрание это составляют следующие материалы: 1, народные песни и исторические предания — более 1250; 2, сказки — более 200; 3, пословицы и поговорки — более 1500; загадки — более 400; 5, разные игри, мужские и женские, около 80; 6, описания народных обычаев и суеверий; 7, описания народных костюмов, преимущественно в Македонии; 8, народные назва-

 

576

 

 

ния 60 разных болезней и описание способов их лечения; 9, местные названия городов, сел, гор, рек и пр. в Македонии — до 2000; 10, болгарские названия разных видов рыб, птиц, хлебов, деревьев, трав, цветов и ветров; 11, филологические данные о македоно-болгарском наречии, и 12, до 2000 македоно-болгарских слов, не употребительных в других частях Болгарии. Уже один этот перечень состава «собрания» г. Шапкарева указывает как широко он понимает задачи этнографического изучения. Большая часть указанных материалов, около четырех-пятых, собраны в Македонии, преимущественной средней и западной, и только сравнительно немногое — в собственной Болгарии, северной и южной. Издатель проводит длинный список певцов и других лиц, со слов которых он записывал песни и сказки, или которые сообщили ему те или другие материалы. По его словам, при записывании памятников народного творчества он заботился о возможно большей точности, а потому держался фонетического правописания и выставлял ударения в словах. Таким образом г. Шапкарев принял во внимание филологические требования, и собранные им материалы представляют не только этнографический интерес, но весьма важны для изучения македонских наречий. Все свои материалы издатель распределяет на три части. Первую часть составят «Болгарские народные песни», которые он классифицирует в следующих четырех отделах: I, песни самовильские и религиозные; II, песни обрядные, к которым относятся песни колядные, лазарские, пасхальные (великденските), свадебные и погребальные; III, песни исторические или юнацкие; IV, песни бытовые, из семейной, частной и общественной жизни, т. н. овчарские, хайдуцкие, жатвенные (жетварски и плетварски), жальостные, любовные, смешные, детские и др. В эту же часть войдут исторические предания о разных местностях и лицах. Вторая часть «Сборника» будет носит название «Простонародная болгарская философия» и разделена на четыре отдела: 1, сказки; 2, пословицы; 3, загадки; и 4, игры. В третью часть сборника войдут все остальные материалы, т. е. описания народных обычаев, суеверий, костюмов, названия болезней, разные лингвистические данные, словарь македоно-болгарских слов и пр. Каждая часть будет состоять из нескольких книжек, которые будут выходить одна за другой по мере того как позволят средства издателя.

 

Из двух книжек, которые явились в свет в текущем году, одна относится к первой части, другая — к третьей. Но между ними существует довольно близкая связь, дающая г. Шапкареву полное право разсматривать одну из них как приложение к другой: в первой книге изданы самовильские, религиозные и обрядные песни, а во второй дано главнейше описание самих обрядов и суеверий. Впрочем, уже на первых книжках видно, что издателю трудно будет выдержать установленную им классификацию

 

577

 

 

материала. При описании свадебных обрядов он приводит значительное количество т. н. «смешных» песен; которым место собственно в первой части его «Сборника». [1] В первой книжке издано 280 песен, следовательно менее одной четверти всего количества составляющая «собрание». Из них 73 относятся к первому отделу, т. е. к песням с мифической и церковно-легендарной основами, а остальные составляют отдел песен обрядных. Совершенно новых песен не особенно много: большая часть их были известны в тех или других вариантах из сборников Верковича, Мйладиновых, Дозона, В; Качановского и др. Тем не менее среди них нередко попадаются и такие, которые до селе не были записаны; сюда напр. относятся следующие довольно любопытные песни: Ясно слънце и Михаил добър юнак (.№ 11), Змей и Ненка Попова (№ 12), Марко Крале и Вида самовила (№ 16), Два ангела от Света гора (№ 26), Поповска песен (№ 31), Бела Мара и ластоици (№ 32), Силна войска у Светогорский манастир и др. Эти песни, конечно, прежде всего заслуживают внимания исследователя болгарской народной поэзии. Но и все остальные представляют некоторую степень новизни и большую или меньшую занимательность, так как являются в более полной редакции, чем прежде изданные, или могут быть рассматриваемы как весьма характерные варианты, или отличаются любопытними чертами местного говора. Г-н Шапкарев постарался придать возможно более научный характер своему изданию песен. Не говоря уже о точной передаче текстов посредством фонетического правописания, он отмечает место произхождения каждой песни, а для огромной части песен точно указывает лицо, со слов которого записана или которым сообщена песня; и время когда это произошло. В подстрочных примечаниях приводятся ссылки на варианты прежде изданных песен и сообщаются ценные филологические объяснения к текстам, главнейше касательно особенностей македонских говоров. Вторая книжка отличается чрезвичайно богатым и разнообразным содержанием. Здесь находим обстоятельное описание народных обычаев и суеверий, которыми обставлена домашняя и общественная жизнь македонских славян. Сначала последовательно изложены обряды соблюдаемые при рождении, вступлении в брак и смерти человека. Затем рассмотрен годовой праздничный круг с подробным описанием обычаев, приурочиваемых к каждому народному празднику, специальный обычай «Курбан служба», т. е. праздник в честь святого покровителя семьи или целой общины, соответствующий сербской «Славе», и разные

 

 

1. Тези смешни песни са турени при сватбените обряди затова, защото те само в такви обстоятелства се пеят, следов. са сватбени смешни и по това тук няма неудържание уставлената класификация на песните. К. А. Ш.

 

578

 

 

другие обряды, в настоящее время уже выходящие из употребления, как напр. «Царят на лозата», и т. н. Весьма редкий обычай «Руссалии», описанный г. Шапкаревым в особой книжке (см. выше) и обративший уже на себе внимания специалистов, к сожалению, не внесен в это общее обозрение. [1] Издатель замечает только, что в некоторых местностях Южной Македонии (с. Емборе) этот обычай носит другое, довольно загадочное название — Ешка. [2] Далее идут разные суеверия, толкования снов, народные приветствия, клятвы, проклятия и краткое описание юридических обычаев, составленное в виде ответов на вопросы, предложеные в известной программе Бобчева. Наконец, во втором отделе книги находится подробнейшее описание народного славянского костюма в разных частях Македонии, которое имеет только тот существенный недостаток, что не сопровождается ни картинами, ни рисунками. [3] В последнем недостатке г. Шапкарев, конечно, невиноват. С своей стороны он несомненно сделал все, что от него зависело, чтобы обставить возможно лучше свое издание.

 

В заключение, в виду несомненной важности литературного предприятия г. Шапкарева, можно выразить пожелание, чтобы оно скорее и без всяких помех было доведено до конца. [4]

 

Из «Университетских Известий» 1891.

Киев. Т. Флоринский

 

 

1. Скудостта на материалните ми средства, както е известно, за моя жалост ми диктува да пропусна този недостаток.

 

2. За Ешката виж С. П. С, кн. 37—38, и у сборника ми, кн. IV, при рецензиите под № VIII.

 

3. И тоз недостатък е плод на скудните ми средства и на неумението ми сам си да рисувам.

 

4. Тук прибавено е в оригинала и едно доста дълго забележвание от автора на горната библиогр. заметка, което обаче аз не счетох за нужно да препечатам, толко повече, че то не се отнася към моя сборник. К. А. Ш.

 

[Previous] [Next]

[Back to Index]